Экономический ущерб предприятия от профессионально обусловленной заболеваемости работников

Г.В.Федорович, д.ф.-м.н.
ООО «НТМ-Защита», Москва
Экономический ущерб предприятия от профессионально обусловленной заболеваемости работников
(ж-л Безопасность и охрана труда № 2, 2014 г., с.58 – 63)

Новые Федеральные Законы №421-ФЗ и № 426-ФЗ от 28.12.2013 предусматривают повышение ответственности работодателей за непроведение оценки условий труда. Наряду с административной ответственностью, повышаются тарифы страховых взносов в ПФР и ФСС. Эта «карательная» направленность новых ФЗ обусловлена, в частности и тем, что на деятельность по охране труда работодатели все еще смотрят как на причину ненужных организационных и финансовых затрат, не приносящих заметной пользы для предприятия. Это, в основном, касается именно отечественных работодателей. В промышленно развитых странах предприниматели вполне отчетливо осознают, что уровень охраны труда, в числе прочих показателей, определяет уровень капитализации компании. Чем ниже этот уровень, тем «дешевле» компания. На Западе это обстоятельство является основным стимулом для менеджмента компаний уделять охране труда не меньше внимания, чем организации производства, повышению производительности труда и другим подобным проблемам.

Стоит задуматься – отчего руководители отечественных предприятий, люди, в большинстве своем, очень не глупые, с хорошим чутьем на все, что полезно для бизнеса, умеющие считать и прогнозировать, столь мало озабочены «обустройством» системы охраны труда на своих предприятиях? От правильного ответа на этот вопрос зависит – как повысить в их глазах экономическую значимость усилий по организации охраны труда на предприятии и, соответственно, определить ценность квалифицированной услуги по оценке, анализу и разработке мер улучшения условий труда.

1. Два триллиона рублей в год.

Именно такой цифрой Директор Департамента условий и охраны труда В.А.Корж оценил на заседании Коллегии Минтруда 27 мая прошлого года общие среднегодовые потери от недопроизводства работ и услуг из-за профессионально обусловленной заболеваемости работников (см. [1]). В дальнейшем цифра неоднократно упоминалась в выступлениях других руководителей Минтруда. Половину этой суммы составляют общие потери бизнеса из-за травматизма и профзаболеваний (недопроизводство продукции, потери рабочего времени, сокращения рабочей смены и рабочей недели и пр.). Другая половина – расходы бюджета (дополнительные пенсии, медицинское и санаторно-курортное обслуживание пенсионеров и пр.). Суммарные потери превышают 4% от стоимости годового валового внутреннего продукта (далее ВВП) РФ. Это сопоставимо с объемом иностранных инвестиций в экономику страны. Иными словами, от инвестиций можно отказаться, просто наладив охрану труда на отечественных предприятиях. Еще один потенциальный результат – уменьшение на те же 4% инфляции в стране, т.е. доведение ее до уровня инфляции в промышленно развитых странах.

Источник приведенной оценки потерь – отчет ВНИИ Охраны и Экономики труда [2]. Дефицит ВВП (далее ΔВВП) определялась путем расчета потерь рабочего времени, выраженных в численности (ΔЧЗ) не вышедших на работу в течение года по отношению к фонду рабочего времени ЧЗ:

ΔВВП = ВВП*(ΔЧЗ/ЧЗ) (1)

Учитывались потери рабочего времени за счет

  • дополнительных оплачиваемых отпусков за работу во вредных условиях (74,7%),
  • сокращенного рабочего дня (10%),
  • производственного травматизма (2,4%),
  • несчастных случаев со смертельным исходом (13%).

В скобках указан относительный вклад отдельных составляющих в полную численность ΔЧЗ не вышедших на работу. Использовались данные по травматизму Роструда и ФСС, а также расчетные данные Росстата по потерям трудоспособности на одного пострадавшего и по компенсациям в виде дополнительного отпуска и сокращенного рабочего дня. Результат: потери фактически отработанного времени ЧЗ составляют 92,5 млн. человеко-дней, общие потери от недопроизводства продукции и услуг оцениваются в ≈ 928 млрд. руб., что составляет ≈ 2,1% ВВП.

Суммарная цифра потерь по стране складывается из потерь отдельных предприятий. Здесь, однако, появляется ряд особенностей, не позволяющих непосредственно использовать методы расчетов из [2] для оценки потерь отдельных предприятий. Прежде всего – отсутствие аналогичной статистики применительно к предприятиям. Однако, основное, что требует специального рассмотрения и что полностью отсутствует в работе [2], это связь экономического ущерба предприятия с условиями труда на нем. Именно эта обусловленность ущерба должна являться главным экономическим стимулом к улучшению условий труда. Она определяет целесообразность затрат на охрану труда через рост капитализации предприятия при уменьшении потерь, вызываемых профессионально обусловленной заболеваемостью работников.

2. Принципы анализа денежных потоков предприятия.

На современном этапе развития экономики эффективное функционирование организаций во многом определяется уровнем сбалансированности рентабельности производства и платежеспособностью хозяйствующего субъекта. Решение этой задачи в первую очередь базируется на создании и успешном функционировании определенной системы анализа и управления денежными потоками (cash flow). Наиболее полно, раскрывает экономическую сущность данного понятия в современных рыночных условиях следующие определение: «денежный поток - это совокупность распределенных во времени поступлений и выплат денежных средств, генерируемых хозяйственной деятельностью организации».

Информационной базой для анализа и управления денежными потоками должны быть данные бухгалтерского учета. Однако, имеет место неразвитость нормативно-правовой базы, и, как следствие, затруднения при комплексном подходе к проведению экономического анализа денежных потоков. Закон, определяющий форму и содержание бухгалтерской отчетности, принят почти 20 лет назад [3] и фиксирует ее принципы, характерные для планового социалистического хозяйства, когда основным был надзор за хозяйственной деятельностью предприятия со стороны вышестоящих органов. Такая постановка бухгалтерского учета мало способствует оценке экономического ущерба предприятия от плохих условий труда.

Связующим звеном между бухгалтерским учетом и принятием оптимальных управленческих решений выступает экономический анализ, которому в большинстве российских организаций уделяется недостаточное внимание. На сегодняшний день методы такого анализа нельзя назвать полностью адекватными экономическим реалиям нашего времени, о чем свидетельствует в частности, отсутствие четкой методики составления отчета о движении денежных средств, позволяющей сформировать в отчетности полную, достоверную и своевременную информацию. Кроме того, возникает большое количество вопросов по проблемам отражения в учете денежных потоков, особенно если это касается денежных средств при использовании современных форм расчетов. Например, перевод денег из кассы на расчетный счет и подобные ему внутренние перемещения денег, чему в значительной степени посвящены бухгалтерские отчеты, современные методики вообще не рассматривают в качестве денежных потоков. Транзакция, не оказывающая влияния на денежные потоки предприятия, не представляет интереса для финансовых менеджеров.

В отличие от прибыли и издержек денежные потоки имеют конкретный характер. Если показатель бухгалтерской прибыли базируется на многочисленных, часто очень условных расчетах, денежный поток всегда очевиден – достаточно сальдировать притоки и оттоки чтобы получить итоговую величину чистого денежного потока.

Денежные потоки предприятия можно рассматривать с различных позиций [4] – [6]. Существуют три основные точки зрения: анализ потоков от операционной, инвестиционной и финансовой деятельности (см. табл.1). Под инвестиционной деятельностью в мировой практике понимается деятельность предприятия по осуществлению долгосрочных вложений. К финансовой деятельности относятся операции по формированию капитала предприятия.

Главным источником денежных поступлений предприятия является его основная деятельность. Например, для завода – производство и реализация продукции. Деятельность такого рода часто обозначается единым термином – производственная или операционная. Денежные потоки от этой деятельности (выручка от реализации, оплата счетов поставщиков, выплата заработной платы) являются наиболее регулярными, так как они обслуживают текущие операции, повторяющиеся из месяца в месяц.

Таблица 1. Состав денежных потоков при анализе основных видов деятельности предприятия

 

Виды деятельности Притоки Оттоки
Операционная Выручка от реализации
Авансы от покупателей
Погашение дебиторской задолженности
Оплата счетов поставщиков
Выплата заработной платы
Отчисления во внебюджетные фонды
Уплата налогов и процентов за кредит
Инвестиционная Выручка от продажи объектов основных фондов, нематериальных активов и незавершенного строительства
Выручка от продаж и долгосрочных финансовых вложений
Возврат долгосрочных займов
Дивиденды и проценты по долгосрочным финансовым вложениям
Приобретение основных фондов, нематериальных активов, капвложения в строительство
Долгосрочные финансовые вложения
Предоставление долгосрочных займов
Финансовая Поступления от эмиссии акций и облигаций
Долгосрочные займы и кредиты полученные
Краткосрочные займы и кредиты, полученные по векселям
Целевое финансирование
Погашение облигаций и выкуп акций
Возврат займов и кредитов
Выплата дивидендов собственникам предприятия

Притоки от операционной деятельности формируются за счет выручки от реализации продукции (работ, услуг). Эта продукция является результатом работы основного производства. Если численность работников здесь принять за N1 и стоимость продукции (приходящейся на одного работника) обозначить через q , то суммарная стоимость (приток от операционной деятельности) будет равна Q+ = q*N1 . Выделение работников основного производства целесообразно, так как именно они производят реализуемую продукцию. Наряду с ними на предприятии работает N0 работников вспомогательного производства – службы управления, бухгалтерии, снабжения и пр. Их деятельность также важна, однако, непосредственно реализуемую продукцию они не производят. Кроме того, в большинстве производящих отраслей экономики именно работники основных производств подвергаются воздействию вредных производственных факторов. Результатом такого воздействия является эффективное уменьшение численности работников на величину R*N1 . Здесь R – эпидемиологический риск (вероятность) заболевания работников основного производства. В операционные оттоки Q_ включается несколько слагаемых:

  • Q1 – оплата счетов поставщиков и подрядчиков,
  • Q2 – выплата зарплаты работникам основного и вспомогательного производств,
  • Q3 – платежи в бюджет и внебюджетные фонды,
  • Q4 – уплата процентов за кредит,
  • Q5 – чистая прибыль предприятия.

Этот перечень включает в себя практически все текущие операции предприятия, связанные с использованием оборотных средств. Данный подход не предусматривает выделения «производительных» и «непроизводительных» расходов. Также не предусматривается отражение «социальной» деятельности предприятия. Единственной формой «непроизводительного» расходования средств является выплата дивидендов из чистой прибыли предприятия. В данном случае отражается факт получения собственниками предприятия причитающейся им части результатов его деятельности – чистой прибыли.

Группировка денежных потоков предприятия по видам деятельности значительно повышает аналитичность отчетной информации. Финансовый менеджер может видеть, какие именно источники приносят предприятию наибольшие денежные поступления и какие – потребляют их в большем объеме. У идеально функционирующего предприятия совокупный чистый денежный поток должен стремиться к нулю, то есть все заработанные в отчетном периоде денежные средства должны быть эффективно потрачены: Q+ = Q_ .

Если предметом анализа является влияние заболеваемости работников на баланс финансовых потоков, то следует уменьшить приток средств на величину R*q*N1 . Важно, что единственным слагаемым в оттоке средств Q_ , уменьшая которое можно восстановить баланс, является чистая прибыль предприятия Q5 .

Все остальные выплаты обязательны в полном объеме, за недоплату здесь следуют штрафные санкции. Возможным уменьшением выплат заработной платы (слагаемое Q2) можно пренебречь, так как отсутствие на работе из-за заболевания с временной утратой трудоспособности (далее ЗВУТ) оплачивается. То, что впоследствии эти траты частично компенсируются ФСС не принципиально, т.к. средства ФСС формируются из взносов предприятия, растущих с ростом уровня заболеваемости работников.

Потери притока денежных средств за счет ЗВУТ представляется наиболее существенным, т.к. остальные потери (дополнительные оплачиваемые отпуска за работу во вредных условиях, сокращение рабочего дня и пр.) прогнозируемы и соответствующие расходы заранее включаются в производственные затраты. Уменьшение притока средств R*q*N1 приводит к соответствующему уменьшению чистой прибыли предприятия ΔQ5 . Если заменить величину q*N1 равной ей величиной суммарного оборота предприятия Q+ , то, в рамках сделанных предположений и оговорок, получим окончательно:

ΔQ5 = R*Q+ (2)

Здесь важно подчеркнуть, что величина потерь прибыли определяется долей R не от прибыли Q5 , а от гораздо большей величины суммарного оборота Q+ предприятия. Если обозначить норму прибыли предприятия через S, т.е. если Q5 = S*Q+ , то относительное уменьшение прибыли δQ5 за счет заболеваемости работников можно оценить соотношением

δQ5≡  ΔQ5 / Q5 = R / S (3)

Обращает на себя внимание совпадение форм оценок ущерба (1) и (2). И там и там ущерб пропорционален вероятности потерь выработки (ΔЧЗ/ЧЗ в (1) и R в (2)) и суммарному объему производства (ВВП в (1) и Q+ в (2)). Вместе с тем, следует отметить и разницу оценок. Формула (1) дает размер полного ущерба для ВВП страны, в то время как (2) описывает только уменьшение прибыли предприятия. Если, однако, иметь в виду, что основная цель предпринимательства – получение прибыли на вложенный капитал, то соотношение (2) дает оценку именно полного ущерба для предпринимателя, так же как оценка (1) – для страны в целом.

Подчеркнем также, что соотношение (2) почти очевидно, тем не менее, оно не следует из данных бухгалтерского учета. Именно поэтому руководители отечественных предприятий, лишены возможности оценить (на основе данных такого учета) реальную экономическую эффективность усилий по организации охраны труда на предприятии.

 3. Привязка к условиям труда.

3.1. Согласно (2), уменьшение чистой прибыли предприятия ΔQ5 пропорционально суммарному обороту Q+ , который индивидуален для каждого предприятия, и риску заболеваемости работников R, о котором можно вынести некоторые общие суждения. Выше отмечалось, что в основном величина R обусловлена уровнем ЗВУТ. Для каждого конкретного предприятия этот уровень можно оценить, используя специальную Методику [7]. Полученные по этой Методике данные о количестве случаев K и дней D нетрудоспособности (в расчете на трудовой коллектив из N = 100 человек и на период наблюдений Y = 365 дней) несложно пересчитываются в риск заболевания R (см. напр.[8]). Величина D/Y соответствует количеству n больных из полного числа N подвергающихся воздействию ВПФ. Соответственно, R = n/N = D/YN .

В 90-е годы прошлого века в НИИ Медицины Труда РАМН была продела масштабная работа суммирования данных об уровнях ЗВУТ на предприятиях страны. При этом данные дифференцировались по различным условиям труда [9] , [10] . Использовались отчеты по ЗВУТ, которые составлялись лечебно-профилактическими учреждениями по форме 16-ВН (постановление Госкомстата N42 от 24.04.94 г.). Анализ ЗВУТ по отдельным строкам формы 16-ВН, отражающим нозологические формы болезней позволял выявить производственно обусловленные заболевания, связанные с особенностями условий труда. Результат этой деятельности вполне можно охарактеризовать как «стандарт сравнения», позволяющий взаимно однозначно связать уровни ЗВУТ и классы условий труда (КУТ). Этот стандарт можно использовать двояко – и для прогноза заболеваемости после определения КУТ, и для оценки КУТ по данным о заболеваемости на обследуемом предприятии (см.подробнее [8]).

Представляющие интерес для дальнейшего результаты исследования [9] зависимости показателей заболеваемости от КУТ приведены в таблице 2.

Таблица 2. Характеристики ЗВУТ (по всем нозологиям, на N=100 работников в год)

КУТ D(дни) n R=n/N
2 802,5 2,2 0,022
3,1 1010 2,8 0,028
3,2 1117,5 3,1 0,031
3,3 1189,5 3,3 0,033
3,4 1253,5 3,4 0,034

Используя эти данные можно провести оценку уменьшения прибыли из-за потерь рабочего времени, связанных с ЗВУТ. Если принять обычный для предприятий страны уровень прибыли S ≈ 15% от оборота, то при допустимых условиях труда (КУТ 2) недополученная прибыль, cсогласно (3) составит ≈ 15% от величины, на которую можно было бы рассчитывать при нулевом уровне заболеваемости. При вредных условиях труда (КУТ 3.4) недополученная прибыль составит уже ≈ 25% . Разница 10% прибыли представляет собой чистый экономический ущерб для предприятия от заболеваемости его работников, обусловленной вредными условиями труда.

3.2. Если от этих средних по стране цифр перейти к конкретному предприятию, обнаруживается проблема «взвешивания» результатов по различным его подразделениям. Поясним ситуацию на примере опубликованных в работах [11] и [12] показателей углубленного изучения ЗВУТ работников Учалинского горно-обогатительного комбината (УГОК), расположенного в горнорудном Урале Башкортостана. Отличительной особенностью этих работ является комплексный подход к изучению заболеваемости: данные дифференцированы как по формам заболеваний, так и по подразделениям, характеризующимся различными ВПФ.

Объектом исследования служили работники основных цехов комбината:

  • Учалинский подземный рудник (УПР),
  • обогатительная фабрика (ОФ),
  • автотранспортное предприятие (АТП),
  • ремонтно-механический завод (РМЗ),
  • железнодорожный цех (ЖДЦ),
  • строительно-монтажный участок (СМУ),

Сводные данные по параметрам ЗВУТ (количестве дней D нетрудоспособности) вместе с оценкой риска заболевания R в основных подразделениях УГОК приведены в таблице 3.

Таблица 3. Риски ЗВУТ в различных подразделениях УГОК

Подразд. D(дни) Риск
1 УПР 1194,5 0,033
2 ОФ 978,63 0,027
3 СМУ 1275,2 0,035
4 ЖДЦ 1119,62 0,031
5 РМЗ 818,86 0,022

Сопоставление рисков ЗВУТ в подразделениях УГОК с данными «стандарта сравнения» показывает, что на РМЗ условия труда близки к допустимым (КУТ 2). Авторы исследования [11] отмечают, что для рабочих РМЗ (кузнецы, токари, вулканизаторщики, фрезеровщики, слесари механосборочных работ, слесари-ремонтники шахтной поверхности) наибольший риск нарушений здоровья выявлен в связи с болезнями уха и сосцевидного отростка, а также болезней органов дыхания. (в т.ч. пневмонии). При этом этиологическая доля была EF = 39,9 %, что авторы [12] оценили как среднюю степень профессиональной обусловленности.

Максимальные риски наблюдаются в подразделениях СМУ и УПР. Те и другие указывают на высокую степень тяжести условий труда КУТ 3.4. Особенностью условий труда рабочих УПР (проходчики, машинисты погрузочно-доставочных машин, машинисты буровой установки, машинисты экскаватора, машинисты по разрушению горной массы, дробильщики) является сочетанное воздействия комплекса вредных и опасных факторов (вибрация комбинированная, шум – непостоянный, вынужденное положение тела, нервно-мышечное перенапряжение, повышенная запыленность, загазованность воздуха, работа в неблагоприятных микроклиматических условиях). Гигиенически значима также тяжесть и напряженность трудового процесса. Тяжесть труда обусловлена работой на перфораторах, буровых установках, погрузочно-доставочных машинах. Напряженность – работой в ночные смены. Пылевой фактор представлен пылью сложного химического состава, состоящей из аэрозолей преимущественно фиброгенного действия при содержании SiO2 в пыли от 10 до 70 % (вдобавок – никель, железо, свинец, медь, цинк, мышьяк, сурьма, ртуть, фтор и др.). Основными источниками выделения вредных газов являются взрывные работы, работающий автотранспорт, процессы окисления и горения ископаемых, а также выделение вредных газов из пород и межпластовых вод [12].

У рабочих СМУ (штукатуры, маляры, плотники, каменщики, бетонщики) достаточно велика доля ручного труда (однообразные стереотипные движения рук, выполнение работы в неудобных рабочих позах, подъем и перемещение тяжести вручную, глубокие наклоны корпуса). Первое ранговое место в этих подразделениях принадлежит болезням органов дыхания. Второй ранг по числу случаев и дней нетрудоспособности принадлежит болезням костно-мышечной системы и соединительной ткани [12].

При оценках экономических потерь возникает вопрос о том, какой из наблюдаемых рисков следует учитывать при расчетах по формуле (2). Ясно, что обыкновенное усреднение рисков по подразделениям УГОК не годится. По-крайней мере каждому из них необходимо присваивать некоторый вес, разный для разных подразделений. В данном случае, однако, можно предложить разумный алгоритм оценки эффективного риска всего предприятия. Следует выбрать риск R = 0,033 , характерный для УПР. Действительно, это основное производство на комбинате, в том числе и из-за того, что «недостачу» его продукции невозможно компенсировать работой других цехов. Именно она определит уменьшение результирующей прибыли предприятия ΔQ5 . Несмотря на то, что в СМУ риск ЗВУТ несколько выше, возможные сбои производства здесь не ведут непосредственно к уменьшению объема выпускаемой продукции.

Заметим, в заключение, что не всегда и не на всех предприятиях можно предложить столь очевидные правила анализа влияния заболеваемости работников на баланс финансовых потоков. По-видимому целесообразно развитие специальных методик учета финансовых потерь в не столь очевидных, как рассмотренный выше, случаях.

4. Потери капитализации компании.

Уровень капитализации компании является важнейшим фактором с позиции инвестиционной привлекательности данной компании для потенциальных инвесторов. Наиболее распространенное определение понятия капитализация – это совокупность приемов и методов, позволяющих оценивать стоимость объекта [13]. Она сводится к оценке стоимости предприятия посредством расчета его потенциальной способности приносить доход, взятый за период его предполагаемого использования (обычно – за год).

Параметрами для оценки служат:

  • объем оборотного и основного капитала;
  • рыночная стоимость выпускаемых компанией ценных бумаг (акций и облигаций);
  • размеры получаемой каждый год прибыли.

В зависимости от целей, различают капитализацию дохода (оценка стоимости компании) и рыночную (фондовую) капитализацию (оценка стоимости ценных бумаг).

Рыночная капитализация – это денежное выражение стоимости экономического объекта. Иными словами, рыночная капитализация — цена, в которую рынок оценивает компанию на основании последних сделок с акциями [13]. Рыночная капитализация не обязательно отражает реальное состояние дел в акционерной компании, поскольку стоимость акций зависит от ожиданий будущих прибылей и в ней велика спекулятивная составляющая цены. Вместе с тем следует принимать во внимание и особенности рынка как механизма «наиболее объективной» оценки стоимости компании.

Затратный подход предусматривает рыночную оценку всех материальных объектов предприятия, скорректированную на стоимость долговых обязательств. Этот подход применяется редко при оценке действующего предприятия по причине высокой трудоемкости и часто относительно низкой репрезентативности результатов. Например, одним из собственников принято решение продать принадлежавший ему пакет акций завода. Из-за прекращения государственных закупок и целевого кредитования большая часть производственных мощностей завода простаивает. По доходному подходу стоимость такого завода равна нулю (предсказать вероятность крупного госзаказа совершенно невозможно). Соответственно, у завода нулевая капитализация. В то же время, затратный подход даст вполне приличный результат оценки уровня капитализации, хотя вряд ли он совпадет с рыночной капитализацией компании.

Стоимость компании (капитализация дохода) показывает целесообразность вложений в ее акции, а значит, рассчитывается с точки зрения привлекательности для инвестора. Естественно, что компании выгодно создать положительный образ в глазах инвестора, и для этого руководство старается повысить ее стоимость. В рамках определенных (впрочем, достаточно широких) допущений, стоимость компании пропорциональна ее доходности. То есть, уменьшение доходности на треть (см.выше п.3) ведет к снижению ее капитализации также на треть.

В последние годы в финансовой сфере все больший акцент делается на нематериальных активах, на признании и усилении их роли в развитии бизнеса и формировании финансовых показателей и результатов деятельности компании в целом. Практика показывает, что нематериальные активы могут быть ранжированы по степени влияния на капитализацию компании [10] :

  • Высокая конкурентоспособность продукции. Необходимо иметь в виду, что этот показатель сам является производным от многих других и, следовательно, далеко не всегда достаточно информативен.
  • Опыт и репутация руководства компанией. Уровень подготовки и профессионализм руководителей - производные от времени и интеллектуальных качеств конкретных людей. Эти характеристики не поддаются четкой и объективной количественной оценке, поэтому рассчитывать на их существенность вряд ли целесообразно.
  • Информационная открытость. Как показывает практика, раскрытие информации сверх законодательных требований к финансовой отчетности позволит компании повысить свой инвестиционный рейтинг, в результате чего ее капитализация может возрасти на 15-30%. Заметим, что в силу различных причин прозрачность и открытость результатов деятельности компании не всегда является однозначно простым и широко распространенным явлением.
  • Наличие эффективной маркетинговой стратегии. Согласно проведенным исследованиям в данной сфере значимость маркетинговой стратегии оценивается не ниже, а в ряде случаев и выше, чем открытость, наличие недвижимости и земли. По мнению экспертов, наличие у компании маркетинговой стратегии поднимает ее капитализацию в среднем на 18% . При этом в таких отраслях, как торговля, транспорт и связь, пищевая промышленность и др., этот показатель выше и держится на уровне 21-22%, хотя в ряде других отраслей, например в энерго- и машиностроении, существенно ниже (11%).

Сопоставление последних оценок увеличения капитализации за счет нематериальных активов с результатами оценки потерь из-за заболеваемости работников (см. выше п.3) показывает, что это обстоятельства одного уровня экономической эффективности. Однако, целесообразность усилий, затрачиваемых на рост нематериальных активов, общепризнанна, в то время как эффективность охраны труда явно недооценивается финансовым менеджментом компаний.

Заключение. 

 В работе описаны принципы анализа связи экономического ущерба предприятия с условиями труда на нем. Именно эта связь может обусловить экономический стимул к улучшению условий труда. Она определяет целесообразность затрат на охрану труда через рост прибыли и капитализацию предприятия при уменьшении потерь от профессионально обусловленной заболеваемости работников.

Использующиеся в настоящее время методы бухгалтерского учета неадекватны экономическим реалиям нашего времени, они создают ошибочное представление у финансового менеджмента предприятия о реальных потерях, обусловленных заболеваемостью работников. Для адекватных оценок более подходит концепция анализа и управления денежными потоками. Концентрация основного внимания на денежных потоках позволяет выявлять причины расхождений между затратами на текущие операции предприятия, связанные с созданием конечного продукта и генерированием достаточных денежных средств.

Несколько упрощенный анализ денежных потоков, выполненный в рамках ряда предположений, приводит к вполне очевидному соотношению для описания уменьшения чистой прибыли. Уменьшение прибыли пропорционально суммарному обороту предприятия и риску заболеваемости работников R. Для оценки последнего (по известным условиям труда на предприятии) можно использовать «стандарт сравнения», представляющий собой выявленную в результате статистических исследований зависимость между классами условий труда и заболеваемостью работников.

Количественные оценки показывают, что при допустимых условиях труда (КУТ 2) недополученная прибыль составит ≈ 15% от величины, на которую можно было бы рассчитывать при нулевом уровне заболеваемости. При вредных условиях труда (КУТ 3.4) недополученная прибыль возрастает в полтора раза и составляет уже ≈ 25% . Это средние по стране цифры. При анализе ситуации на конкретном предприятии – Учалинском горно-обогатительном комбинате – эти цифры подтверждаются. Одновременно выявляются проблемы анализа финансовых потоков на предприятии с различными уровнями заболеваемости в различных подразделениях.

Литература.

  1. Корж В.А. «О разработке проекта Федерального Закона «О специальной оценке условий труда» // Министерство труда и социальной защиты, М., 2013 г.
  2. Отчет ФГБУ «ВНИИ охраны и экономики труда» Экономические потери в связи с неблагоприятными условиями труда // М., 2011г., 15 с.
  3. Федеральный закон «О бухгалтерском учете» № 129 – ФЗ от 21.11.1996 г.
  4. Ефимова О.В. Финансовый анализ. – М.: Финансы и статистика, 2003.-352 с.
  5. Ковалев В.В. Введение в финансовый менеджмент. М.: Финансы и статистика, 2008. ¬ 768 с.
  6. Крейнина М.Н. Финансовое состояние предприятий. Методы оценки. – М.: Изд. «ДИС», 2007 .- 303 с.;
  7. Методические рекомендации по углубленному изучению заболеваемости с временной утратой трудоспособности. № 2484-81 // Минздрав РФ. – М., 1981. – 19 с.
  8. Федорович Г.В. Идентификация вредных и (или) опасных факторов при специальной оценке условий труда // БиОТ. - 2014 - №1. С.22-27.
  9. Молодкина Н.Н. Профессиональный риск и защита здоровья работающих // Пенсионная реформа в России: оценка специалистов / Баскаков В.Н., Орлов А.С.(ред). М.: Пенсия, 1999. - С.170.
  10. Молодкина Н.Н., Радионова Г.И., Денисов Э.И. Обоснование критериев профессионального риска // Профессиональный риск / Измеров Н.Ф. (ред). – М.: Социздат, 2001. – С. 48 - 55.
  11. Аскарова З.Ф., Денисов Э.И. Оценка профессионального риска нарушений здоровья работников горнодобывающей промышленности // Бюллетень ВСНЦ CO РАМН. – 2009 - №1. – С.9 – 14.
  12. Аскарова З.Ф., Терегулова З.С. Показатели углубленного изучения заболеваемости с временной утратой трудоспособности работников горнодобывающей промышленности // Бюллетень ВСНЦ CO РАМН. – 2009 - №1. – С.15 – 19.
  13. Коупленд Т., Коллер Т., Муррин Д. Стоимость компаний: оценка и управление. - М.: Олимп-Бизнес, 2000.
Скачать документ