Новости охраны труда


ФЗ «О специальной оценке условий труда». Работа над проектом.


11.02.2013

Предвидя качественные изменения, ожидающие систему АРМ, наиболее дальновидные руководители и ведущие специалисты АО стараются выработать наиболее эффективную тактику поведения в новой реальности. Имеет смысл обратить внимание на то, что наиболее серьезные достижения людских сообществ - сугубо сетевой эффект. Они связаны не с действиями отдельных индивидов, а рождаются коллективным разумом, в результате самоорганизации коллективов. То, что происходит сейчас в области ОТ, можно рассматривать как иллюстрацию общего правила.


Основное внимание в СМИ и дискуссиях на различных форумах на прошедшей неделе уделялось приказу МТиСЗ РФ от 12.12.2012 № 590н «О внесении изменений в Порядок проведения аттестации рабочих мест по условиям труда, утвержденный приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 26 апреля 2011 г. № 342н». Появление этого приказа выглядит главным событием недели. Не следует, однако, думать, что это так на самом деле. Вольно или невольно, приказ М.А.Топилина сыграл роль отвлекающих пасов от по-настоящему интересной новости.

Оказывается, работа над проектом ФЗ «О специальной оценке условий труда» идет, только идет она не в Рабочей группе Минтруда.

В конце января состоялось заседание Совета СРО «Национальное сообщество аудиторов трудовой сферы», а на прошлой неделе информация об этом появилась на сайте Партнерства. Одним из пунктов повестки дня был вопрос «Об участии Партнерства в разработке законопроекта «О специальной оценке условий труда». В решении по этому вопросу записано: «Для подготовки консолидированной позиции Партнерства … членам Совета Партнерства, исполнительной дирекции Партнерства поручено проанализировать документы рабочей группы Минтруда России, предложения членов Партнерства и других заинтересованных организаций и дать предложения». Результат должен быть представлен Общему собранию членов Партнерства 15 марта 2013 г.
Консолидированная позиция Партнерства – вещь серьезная: согласно ФЗ «О саморегулируемых организациях» (п.п.3.4 п.2 ст.6) СРО предоставлено право «участвовать в обсуждении проектов федеральных законов и иных правовых актов РФ … по вопросам, связанным с предметом саморегулирования …». Это, в частности, означает, что консолидированное мнение Партнерства нельзя замолчать – Рабочая группа должна будет обсудить его и принять (хотя бы во внимание). Можно попытаться предугадать – каким будет это консолидированное мнение.

В предыдущих заметках (см. «Порядок проведения…» и «Интерпретация результатов …») отмечалось, что кроме идентификации опасностей и оценки рисков травмирования на рабочих местах, уже заложенных в ныне действующем порядке АРМ, в будущую оценку условий труда, предполагается ввести ряд дополнительных процедур:
• сбор персонифицированных сведений о работниках;
• оценка защищенности работников – эффективности СИЗ;
• разработка программы пост-АРМ производственного контроля (мониторинга).

Разумеется, это увеличит общий объем работ по оценке условий труда, однако сами по себе эти процедуры вполне разумны и вряд ли здесь возможны принципиальные возражения. Следует иметь в виду также, что эта часть закона разрабатывалась Клинским институтом охраны и условий труда «ОЛС-комплект» в течение нескольких лет. У разработчиков было время обосновать необходимость и согласовать отдельные процедуры, убрать противоречия и нестыковки.

Во всяком случае, эта часть не производит впечатления сырого и неподготовленного предложения. Недовольных увеличением объема работы членов Партнерства можно будет успокоить тем, что к моменту вступления закона в силу будут разработаны компьютерные программы, помогающие выполнить дополнительные процедуры с минимальными затратами.

Все говорит за то, что «Порядок аттестации рабочих мест по условиям труда и оценки профессиональных рисков» будет принят с минимальными поправками, что вполне обосновано. Руководителям и ведущим специалистам АО стоит уже сейчас задуматься о подготовке к изменениям, ожидающим систему АРМ. Прежде всего, следует вникнуть в философию новой системы и разобраться в предлагаемом дизайне выполнения оценки условий труда. Возможно, стоит постепенно приучать специалистов АО к новым взглядам на новые методы работы.

Не так обстоят дела с другим предложением – «Критериями оценки и гигиенической классификации условий труда для целей аттестации рабочих мест по условиям труда и оценки профессиональных рисков». Руководство, содержащее эти критерии, должно заменить ныне используемое (без каких либо законных оснований) Руководство Р2.2.2006-05. Оценки рисков должны проводиться по двум методикам: «Методики расчета индивидуального профессионального риска в зависимости от условий труда и состояния здоровья работника» и «Методики расчета интегрального показателя уровня профессионального риска в организации». Обе методики разработаны в НИИ Медицины Труда РАМН. Обе никуда не годятся.

В первой из методик оценивается индивидуальный индекс профессионального риска (ИПР). В процессе реализации этой идеи авторы жонглируют различными показателями с неопределенным смыслом, которые внезапно возникают из ниоткуда и столь же стремительно исчезают в ходе арифметических упражнений.

При этом показатели вредности условий труда складываются с физиологическими показателями, затем все это умножается на показатели травматизма и заболеваемости. При оценке рисков на уровне организации (вторая методика) индивидуальные результаты суммируются с весами, определенными через их же дисперсии и весь этот театр абсурда предлагается считать методикой оценки условий труда. Цементом, скрепляющим все это аморфное образование, служит доминирующая идея – определить одним числом все многообразие возможных условий труда, состояний здоровья работников, их возрастных и стажевых составов. Идея порочная в своей основе, еще хуже реализованная.

На первый взгляд, стремление к количественному описанию профессионально обусловленных заболеваний лежит в русле идей доказательной медицины, однако, в основе всех построений все те же описательные характеристики роли факторов производства в развитии профзаболеваний: «риск развития заболевания», «компенсированное/субкомпенсированное течение заболевания», «ранние признаки воздействия» и т.п. Авторы придерживаются методологически ошибочных представлений о существовании предболезненных состояний, обозначая их группой риска, отдельными признаками воздействия того или иного ВПФ.

Ни один нормативный документ по профпатологии не содержит научного определения этих состояний и критериев их отличия от первых признаков профзаболевания. Результат оценки здоровья работников по рассматриваемым методикам будет определяться больше эмоциональными установками экспертов, чем серьезными аргументами.
Хотя авторы и утверждают, что их методики могут «использоваться для целей системы обязательного социального страхования», более действенный механизм разрушения системы социального страхования придумать трудно.

Какие надежды на СРО «Национальное сообщество аудиторов трудовой сферы» можно питать в отношении этой части закона? Ее консолидированное мнение может свестись к одному из следующих вариантов:

• Закрыть глаза на нелепость предлагаемых методик. Допустить их в качестве обязательного Приложения к новому ФЗ. Конечный итог всех этих арифметических экзерсисов растет с ухудшением условий труда и состояния здоровья работников. Дальше проблемы возникнут у страховщиков: как переводить итог специальной оценки условий труда в проценты страховых взносов. В Рабочей группе Минтруда присутствует несколько человек, представляющих страховые компании. Если они пропустят этот вариант, они и возьмут на себя все последующие проблемы. Разумеется, речь не идет о ФСС.
• Отвергнуть весь набор «Критерии оценки …», при этом сделать в новом ФЗ ссылку на необходимость использования «соответствующих Методик». Наличие самих Методик не обязательно. Прецедент есть: в существующем «Порядке проведения АРМ по условиям труда» есть требование «Оценка соответствия условий труда гигиеническим нормативам производится согласно критериям оценки и классификации условий труда» (п.17). С отсутствием законных гигиенических нормативов и критериев оценки давно все смирились. Никого это особенно не беспокоит. То же будет и с упоминанием в новом законе «соответствующих Методик» при их реальном отсутствии.
• Попытаться заставить НИИ Медицины Труда разработать приемлемый документ, удовлетворяющий хотя бы минимальным требованиям доказательной медицины, профпатологии и профэпидемиологии. Конечно, времени немного, но оно все же есть. Нужны знающие эту науку люди. Все зависит от того, есть ли они в этом институте.

Есть один повод для оптимизма. Какой бы из возможных вариантов решения проблемы гигиенической классификации условий труда и оценки профессиональных рисков ни был принят, вручную такие оценки для сотен (а на крупных производствах – тысяч) работников сделать невозможно. Нужны будут специальные компьютерные программы поддержки исследований. Пользованию этими программами нужно будет учиться, это вряд ли будет серьезной проблемой для членов СРО. Согласно уже цитированному закону «О саморегулируемых организациях» (п.п.6, п.1, ст.6) «саморегулируемая организация организует профессиональное обучение, аттестацию работников членов саморегулируемой организации».

В конечном итоге все возможные недостатки методик оценки будут скрыты внутри программ, на входе нужно будет более-менее тщательное заполненять стандартные формы, наружу будут выходить сгенерированные компьютером протоколы, карты и т.п. С вводом в действие АС «Профессиональные риски» результаты специальной оценки условий труда будут передаваться в нее в электронном виде, читать их будут тоже компьютеры. Людям останется в течение положенного времени хранить бумаги, а потом свозить их на свалку.

Продолжение следует, Г.Федорович.