Новости охраны труда


ФЗ «О специальной оценке условий труда». Молчание ягнят.


04.03.2013

Недоумение вызывает позиция предпринимателей по вопросу о структуре и содержании будущего  ФЗ «О специальной оценке условий труда» - пассивность их представителей в Рабочей группе. Из сферы правового регулирования (распространения) закона исчезают нормы финансирования предупредительных мер по снижению производственного травматизма и профессиональных заболеваний, а также установления скидок (надбавок) к страховым тарифам в системе обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. Возможность вернуть в закон эти нормы катастрофически быстро убывает со временем.


Доступная информация о заседаниях Рабочей группы  по подготовке нового ФЗ «О специальной оценке условий труда» свидетельствует о том, что, несмотря на качественное и количественное преобладание в ней представителей бизнес-сообщества, результат ее работы становится все более противоречащим интересам бизнеса.
В самом деле, закон должен был обеспечить ясность и прозрачность следующих процедур:
  • финансирование предупредительных мер по снижению производственного травматизма и профессиональных заболеваний за счет средств ФСС РФ;
  • обосновать величину скидок (надбавок) к страховым тарифам в системе обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний; 
  • определить прямую зависимость величины дополнительных взносов в системе досрочного пенсионного обеспечения от результатов специальной оценки условий труда.

Вначале была надежда, что для грамотной формулировки этой части ФЗ, в состав Рабочей группы введены представители страхового дела:

  • Барановский И.Г. - руководитель Департамента страхования профессиональных рисков ФСС РФ
  • Гумашвили Г.Л. - заместитель начальника отдела социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний Департамента развития социального страхования Министерства труда и социальной защиты РФ
  • Кигим А.С. - президент Всероссийского союза страховщиков
  • Кучмий И.В.- начальник Департамента организации персонифицированного учета пенсионных прав застрахованных лиц ПФ РФ
  • Прохоров П.В. - заместитель директора Департамента пенсионного обеспечения Министерства труда и социальной защиты РФ
  • Чернин М.Б. - генеральный директор ООО СК «Сбербанк страхование»

Как видно, и по числу и по своему служебному положению, представители страхового  дела неплохо выглядели среди остальных членов Рабочей группы. Этого, однако, нельзя сказать о результатах их работы. Вместо определения и обоснования размеров страховых тарифов и пенсионных отчислений в зависимости от результатов специальной оценки условий труда, от этой группы в Проект нового ФЗ вошли предложения по ст.23 «Обязательное страхование гражданской ответственности организаций, осуществляющих специальную оценку условий труда». Здесь авторы никак не ограничивали свою фантазию, придумывая, например, такое: «7. Сумма страхового возмещения по договору обязательного страхования гражданской ответственности организации, осуществляющей специальную оценку условий труда, не может быть менее чем один миллион рублей». Почему не больше или не меньше? До объяснения своих резонов  авторы ст.23 не считают нужным опускаться.

Здесь был первый повод возмутиться остальным членам Рабочей группы и, особенно, представителям бизнес-сообщества, которым принадлежит большинство в группе.

Страховщики занялись явно не своим делом. Если работы по оценке условий труда проводятся по договору между предпринимателем и АО, то в этом договоре и записываются все условия, в том числе и ответственность АО за некачественно выполненную работу.

Однако, даже если такое возмущение и возникло, высказывать его было некому: на второе заседание Рабочей группы никто из страховщиков не явился. Так как большинство из них – сотрудники различных подразделений Минтруда, их отсутствие можно объяснить только тем, что руководители Рабочей группы считают вопросы страхования в новом ФЗ решенными и закрытыми. Как результат молчаливого согласия, бизнес-сообщество получит закон, в котором величина страховых взносов будет «высосана из пальца», а скидки и надбавки к ним оцениваться «экспертами», на основании никем не определенных и никому не ведомых соображений.

Отсутствие обоснования размеров взносов представляет собой прямое игнорирование указания президента РФ В.В.Путина, который потребовал увязать новый ФЗ с обновлением закона о пенсиях. Результаты АРМ должны были бы использоваться не только при определении размера и сроков выплаты пенсий, но и при расчетах страховых взносов работодателей. Однако, обоснованием размеров таких взносов Минтруда не слишком озабочено. Согласно Распоряжению Правительства РФ № 2524-р от 25.12 2012г., предусматривается поэтапное установление дополнительного тарифа страховых взносов:
в этом году 2-4 %, в следующем 4-6 % и в 2015г.  6-9 %. Почему выдуманы именно эти цифры – совершенно неясно.

Непосредственный анализ статистических данных по РФ дает совершенно другие цифры. Такие данные, относящиеся к числу работающих в условиях, характеризующихся классами условий труда (КУТ), отнесенными к вредным (КУТ 3.1-4), и получивших профессиональное заболевание (ПЗ), были опубликованы более года назад в статье «Страховые тарифы и профессиональная эпидемиология» в журнале «Безопасность и охрана труда»  (№4, 2011г., с. 44 – 48). С этой статьей можно ознакомиться также и в нашей Библиотеке.  Результаты этого анализа свидетельствуют, что ПЗ обнаруживаются у менее чем 1% работающих в условиях КУТ 3.1,  4%  и 4,5% в условиях КУТ 3.2  и 3.3 соответственно. Так что планируемое увеличение надбавок до 9% представляет собой явно произвольную и неоправданную административную нагрузку на бизнес. Для КУТ 3.4 процент работников, получивших ПЗ, вырастает до 19% , т.е. здесь надбавки к взносам в ПФ, которые предлагает Минтруд, столь же несправедливо занижены.

Другое обстоятельство, на которое следовало бы обратить внимание бизнес-сообщества, это намерение Минтруда при подготовке законопроекта использовать действующие правовые нормы в части аттестации рабочих мест по условиям труда. Эти нормы формировались в другой стране с другой экономикой. В современных условиях они  безнадежно устарели, не учитывают изменений в технологиях, организации производства. Значительная часть этих норм в современной трактовке нелегитимна и нет  механизмов их легализации.  Разрушена система Ученых Советов, экспертизы проектов НПА, Комиссий при руководстве федеральными структурами различного уровня, которые рекомендовали НПА к утверждению, и т.п.

Следует иметь в виду также и то, что инструментальные измерения уровней вредных производственных факторов и последующая гигиеническая классификация условий труда будет только частью оценки условий труда.  Другая часть – оценка профессиональных рисков (ПР), включающая, в частности, возможные риски травмирования работника от оборудования и от опасностей, определяемых состоянием производственной среды – будет осуществляться методами экспертных оценок.

Мнению экспертов, проводящих такие оценки, практически без общеупотребительных и сколько-нибудь серьезно проработанных методик,  нужно будет доверять настолько, чтобы основывать на нем весьма затратные мероприятия по перестройке технологических процессов, переоборудованию производственных помещений, изменению режима работы сотрудников, оплаты дополнительных страховок и пенсий.  Фундаментом такого доверия могли бы  быть многолетние традиции, сложившиеся школы с устоявшимися репутациями, высокая общественная мораль и т.п. Нетрудно представить, под какой пресс попадет бизнес и какова будет коррупционная составляющая затрат на охрану труда в стране, где практически ничего из этих условий нет.

Спасти положение могла бы четкая и твердая общая позиция представителей бизнес-сообщества в Рабочей группе. Времени для ее реализации  чрезвычайно мало. В основном оно ушло на то, чтобы родить проект закона,  неприемлемый ни по структуре, ни по содержанию. В этот проект вообще не вошли  предложения от работодателей (Т-ТЭН на форуме НИИ ОТ СПб),суммарным объемом  более двух десятков страниц. При этом их никто не критиковал – просто проигнорировали. Согласно план-графику работ по подготовке нового ФЗ, через 10 дней Рабочей группе будет предложена 1-я редакция законопроекта, т.е. его структура будет зафиксирована. Следующие две недели будут посвящены заклинаниям о необходимости  «конструктивной критики» (уже сделанные предложения никто не собирается даже читать). А к концу марта закон будет считаться сформированным – его разместят на официальном сайте Минтруда после чего в него можно будет вносить чисто декоративные (стилистические и орфографические) поправки.  Во всяком случае, таков опыт предыдущих «общественных обсуждений».

В этих условиях пассивность представителей бизнес-сообщества в Рабочей группе вызывает недоумение. Не хотелось бы думать, что всё опять кончится очередной показухой со «свадебными генералами». Ответственные за создание нового ФЗ не стали затруднять себя изучением современных технологий организации  Рабочих групп  – мы наблюдаем «деятельность» очередного бюрократического монстра, далекого не только от общественности и её интересов, но даже и от интересов тех, кого он должен представлять.
Официальное молчание представителей промышленников порождает главный недоуменный вопрос, которое волнует экспертное сообщество. Молчаливое согласие делает решение проблем невозможным. Нельзя решить проблему, существование которой вы отказываетесь признать. Непонятен и необъясним отказ от комментариев. Невольно вспоминается Грибоедов: «Молчалины блаженствуют на свете...».

Все это, впрочем, вскоре прояснится. Подождем.

Продолжение следует, Г.Федорович.