Новости охраны труда


ФЗ «О специальной оценке условий труда»: диалог с бизнесом.


25.02.2013

Действия Министерства труда и социальной защиты последнего времени существенно меняют атмосферу взаимоотношений АО и бизнеса, которому АО предлагает услуги по проведению АРМ на предприятиях. Как упоминалось в предыдущих заметках, здесь появляется элемент новизны: у АО должны быть аргументы для того, чтобы убедить предпринимателя в необходимости для него этой услуги. Чтобы вести разговор «на равных», следует понять -  чего на самом деле хочет и опасается другая сторона.


В последнее время появилась информация о Предложениях членов Рабочей группы Минтруда в концепцию законопроекта о специальной оценке условий труда (Т-ТЭН на форуме НИИ ОТ СПб).

Среди них в отдельную группу выделены предложения представителей бизнес-сообщества: организации «Деловая Россия», ОАО «СУЭК», ОАО «ЛУКОЙЛ», «Союз работодателей атомной промышленности, энергетики и науки России». Внимательное ознакомление с этими Предложениями обнаруживает кое-что  новое и неожиданное.

В двух словах: предприниматели не очень озабочены «нагрузкой на бизнес» из-за АРМ в офисных помещениях, однако не хотят продолжения неразберихи с НПА  (некоторые из них легитимны, некоторые нет), методиками оценки условий труда (когда достаточно экспертных оценок, когда нужны измерения и расчеты), иерархией уровней оценок (декларации, инспекции, госконтроль). В основном вокруг последних вопросов группируются предложения бизнес-сообщества.

Интересы предпринимателей и АО.

Предложения в Рабочую группу от бизнес-сообщества занимают почти два десятка страниц и практически все они об одном – нужно сделать механизм охраны труда легитимным, математически формализованным и непротиворечивым. Все остальное – кто в каких пропорциях входит в АК, какая форма должна быть у итогового документа, кто его визирует, подписывает и с ним знакомится, где и сколько времени он хранится – все это не так важно.

Про 590-й приказ не упоминается вообще. Но отмечается, что необходима увязка гарантий, компенсаций и льготной пенсии с вредными  условиями труда на рабочем месте, подтвержденными результатами оценки этих условий. Отсутствие данной увязки ведет к тому, что, во-первых, прав на льготную пенсию лишены работники, занятые во вредных условиях труда, но не поименованные в Списках, во-вторых, льготами обеспечиваются работники, условия труда которых приведены в соответствие с действующими нормативами охраны труда, но которые упомянуты в соответствующих Списках, не пересматривавшихся с начала 90-х годов прошлого века.
С этим трудно не согласиться.

Вообще, при чтении предложений от бизнес-сообщества в Рабочую группу Минтруда складывается впечатление, что это наиболее трезвая часть группы, с вполне объективным взглядом на проблемы ОТ. Современные бизнесмены вполне цивилизованы. Они вовсе не стремятся к душегубству и деланию денег на здоровье работников. Им не нравится чудовищная бюрократия в процедурах АРМ, но видна их заинтересованность в модернизации производства в возможно более безопасное как для работников, так и для окружающей среды. Именно здесь и можно искать место согласования позиций АО и предпринимателей. Соответствующую площадку для такого согласования должен создать новый Закон.

Предложения Минтруда:

Посмотрим – что же здесь предлагает новый ФЗ. Его дизайн, структура и содержание уже известны. Фактически он объединит под одной обложкой два документ

(1) Организационные вопросы (назначение и состав комиссии по АРМ, порядок ее работы, форма отчетности и пр.) будут регулироваться так, как это делается в действующем Порядке проведения аттестации рабочих мест по условиям труда (Приказ Минздравсоцразвития России от 26 апреля 2011 года № 342н).

(2) В описании последовательности процедур оценки условий труда будут использованы наработки  ЗАО «Клинский институт охраны и условий труда «ОЛС-комплект». Кроме идентификации опасностей и оценки рисков травмирования на рабочих местах, инструментальных измерений и оценки условий; входящих как в ныне действующий порядок АРМ, так и в будущую оценку условий труда, новый Закон предполагает ряд дополнительных процедур и, соответственно, дополнительный объем работ: 

  • сбор персонифицированных сведений о работниках;
  • оценка защищенности работников СИЗ - сравнение качества фактически выданных
  • СИЗ с требуемыми для предотвращения или уменьшение действия опасных и вредных производственных факторов и рисков, а также защиту от загрязнений;
  • расчеты отдельных показателей и общих оценок; они могут потребовать использования современных IT- технологий.
  • разработка программы  пост-АРМ производственного контроля (мониторинга).

Данные, полученные при реализации этих процедур, должны использоваться для оценки профессиональных рисков по двум методикам: «Методики расчета индивидуального профессионального риска в зависимости от условий труда и состояния здоровья работника» и «Методики расчета интегрального показателя уровня профессионального риска в организации». Обе методики разработаны в НИИ Медицины Труда РАМН. Обе сырые, плохо обоснованные, не прошедшие никакой апробации и сколько-нибудь серьезного обсуждения в научных кругах. Эта тема уже обсуждалась.

Без Методик вся конструкция – порядок и процедуры проведения обследования рабочих мест – повисает в пустоте и практически теряет всякий смысл. Подобно мыльному пузырю.

Еще раз про интересы предпринимателей.

Последнее обстоятельство не ускользнуло от внимания и серьезно озаботило авторов Предложений в Рабочую группу от бизнес-сообщества.  Действительно, если оценка профессиональных рисков в терминах «низкие – средние – высокие» устраивает авторов Методик, то предпринимателям, которые должны будут платить за эти художественные описания реальные деньги, хочется более конкретных данных.

Например, в каких случаях им придется раскошеливаться на:
  • дополнительный отпуск
  • сокращенную рабочую неделю
  • увеличенные межсменные интервалы рабочего времени;
  • внтурисменные перерывы
  • послесменную реабилитацию

 и можно ли выбрать что-то одно или нужно все вместе.

Предприниматели указывают, что эти вопросы тесно связаны с необходимостью организовать пересмотр действующих гигиенических нормативов, критериев оценки условий труда, а также условий предоставления компенсаций за вредные условия труда на рабочих местах, не включенных в единый список, с учетом имеющихся статистики условий труда и опыта проведения аттестации рабочих мест. Это как раз то, чем должен был заниматься, но не занимался НИИ МТ. Далее, по мнению предпринимателей, в законе должно быть прописано:

• риск как вероятность нанесения фактического ущерба здоровью работника в связи с воздействием на него вредных и опасных факторов в процессе трудовой деятельности;
• факторы, влияющие на риск причинения фактического ущерба здоровью и жизни
• подходы к измерению факторов;
• формулы расчета риска.
• пороговые значения позволяющие привязать рассчитанные в установленном законе значения риска  к классам условий труда.
• возможность предоставления работодателем работнику прав на позиции указанные в п.6 как по отдельности, так и в различных сочетаниях.

Методика расчета страховых тарифов (систематических платежей в страховые компании, ПФР, ФСС – в соответствии с консолидированной позицией работодателя и профсоюза зафиксированной в коллективном договоре) за работников занятых на работах с вредными и опасными условиями труда должна включать формулы расчета размера досрочной пенсии в зависимости от размера платежей работодателя, количества периодов в которые вносились платежи, степени утраты профессиональной трудоспособности.

Промежуточный итог.

Если новый Закон так и «зависнет в воздухе» без опоры на надежно обоснованные методики расчетов профессиональных рисков и их актуарных последствий, единственное правильное прочтение его текста - как художественного произведения. Для предпринимателей и АО он бесполезен. Пока что он не предназначен для буквального восприятия, а только для трактовки, пересказа про себя или вслух, для произнесения проповедей и полета фантазии.

Поживем – увидим, будут ли изменения к лучшему.

Продолжение следует, Г.Федорович.