Новости охраны труда


Цена одного заблуждения.


17.03.2014

Руководителям аттестующих организаций необходимы аргументы, способные убедить работодателей в необходимости оценки условий труда на производстве. Для этого необходимо уметь анализировать влияние нетрудоспособности работников на финансовые потери предприятия. Обычно подсчитывается наиболее просто измеряемый параметр – заработная плата, выплачиваемая во время болезни. Однако, получаемые цифры не дают полной картины убытков, образующихся из-за отсутствия работников на производстве по болезни. Более точно потери могут быть измерены стоимостью невыпущенной продукции за период нетрудоспособности. Как правило, факт недовыпущенной продукции можно обнаружить по производственным и торговым потерям. Проблема сводится к тому, чтобы измерить эти потери и доказать, что они являются следствием отсутствия работников на работе.


Прошлое, настоящее и будущее ФЗ № 426 «О специальной оценке условий труда» можно описывать в разных жанрах. Как триллер, буффонаду, цирк с дрессированными животными, игру в прятки, шахматную партию в исполнении доминошников. Плохо подходит только жанр серьезного обсуждения этого документа. Сам автор – Минтруд – сделал все, чтобы не допустить этого. Жонглирование различными вариантами, рассылаемыми по различным адресам, организация обсуждений, ход и результаты которых никого не интересовали, наконец – Методика выполнения оценки, с неясным содержанием, неясно – где находящаяся, с неясными перспективами. Все это было бы скучно, если бы не было столь печально и разрушительно для только начинающей складываться в стране системы контроля за состоянием условий труда на производстве.

При этом вопрос о качестве Методики становится не так уж и важным, черная или светлая, главное, чтобы она была: лучше Абсурд, чем Ничто. Самое время задаться каким-нибудь более интересным вопросом. Например: действительно ли нужна Методика? На ум приходят различные аналогии. Взять, к примеру, обычную медицину. Врачи занимались лечением больных (при этом – неплохо устраиваясь в жизни) задолго до появления Минздрава. Успешность деятельности врачей мало зависела от чиновников с их приказами, методиками, руководствами. Решающим обстоятельством были опытность и компетентность врача, в еще большей степени – уровень медицинской науки.

То же должно быть с охраной труда. Большинство тех, кто всерьез работает в этой области, без всяких законов и методик знает – как наладить эту охрану, как контролировать условия труда. Проблема не в отсутствии Методики, а в отсутствии мотивации. Дело в том, что пациент хорошо осознает ценность квалифицированной медицинской помощи, в то время как на деятельность по охране труда бизнесмены все еще смотрят как на причину ненужных организационных и финансовых затрат, не приносящих заметной пользы для предприятия. До недавнего времени бизнес был мотивирован возможными штрафными санкциями за непроведение АРМ. Сейчас этот мотив ослаб, а другого не появилось.

Стоит задуматься – отчего это руководители предприятий, люди, в большинстве своем, очень не глупые, с хорошим чутьем на все, что полезно для бизнеса, умеющие считать и прогнозировать, столь мало озабочены «обустройством» системы охраны труда на своих предприятиях? Это не пустое любопытство. От правильного ответа на этот вопрос зависит – как объяснить ценность квалифицированной услуги по организации охраны труда на предприятии? Один из возможных ответов – попытаться встать на точку зрения руководства предприятия. Это взгляд «сверху» на относительную роль различных видов финансовых потоков в организации. В очень грубом приближении они складываются из:

(1) Суммарного оборота (суммарного объема производства) предприятия, разбивающегося на производственные затраты и прибыль.

(2) Производственные затраты, в свою очередь делятся на стоимость материалов, стоимость их обработки и накладных расходов.

(3) Стоимость обработки – это зарплаты управленцам и рабочим, занятым непосредственно в производстве, оплата услуг подрядчикам, аренда помещений и пр.

Совершенно очевидно, что зарплата рабочих и все, что с ней связано (страховые взносы, оплата больничных) является одним из малозначащих звеньев в цепи затрат на производство. Уровень их значимости столь невелик, что все выгоды, которые можно получить снижая траты в этом звене, теряются на фоне роста затрат на модификацию более высоких уровней производства (на изменение технологии обработки, рост накладных расходов). Такой взгляд родился при социализме и столь глубоко укоренился в сознании, что до сих пор является основанием для изобретения всевозможных видов штрафов. Именно изысканием поводов для штрафов заняты в настоящее время госорганы, призванные стимулировать улучшение условий труда на предприятиях страны. Несмотря на самоочевидность вывода о незначительности возможной экономии как результата улучшения условий труда, не следует думать, что дело обстоит именно так. Для того, чтобы понять в чем здесь дело, стоит взглянуть на ситуацию «снизу» - с уровня рабочих основного производства, которые, на самом деле, производят весь объем суммарной продукции предприятия. Здесь недостаточно простого «здравого смысла». Необходимы определенные усилия для анализа баланса между объемом производимого продукта и суммарными затратами на его производство. Такие оценки приведены в статье «Потери прибыли, обусловленные заболеваниями работников», размещенной на нашем сайте. Результат, однако, не очень сложен и представляется вполне разумным (после того, как получен): ΔQ = δ*Q . Здесь ΔQ – абсолютное уменьшение прибыли предприятия, δ – уровень заболеваемости работников (относительный), Q - суммарный оборот предприятия. Здесь важно подчеркнуть, что величина потерь прибыли определяется долей не от прибыли, а от гораздо большей величины суммарного оборота предприятия. В качестве примера можно привести следующую оценку: если принять уровень заболеваемости δ = 4% , что обычно для условий труда, характеризующихся КУТ3.4, и обычный уровень прибыли 15% от оборота, то уменьшение прибыли за счет заболеваемости работников составит до 1/3 от величины, на которую можно было бы рассчитывать при нулевом уровне заболеваемости. При улучшении условий труда до КУТ3.1, потери прибыли за счет заболеваемости работников уменьшаются вдвое (до 1/6 от «идеальной» ситуации).

Для не очень крупного предприятия с численностью работников в несколько сот человек, прибыль может исчисляться десятками миллионов рублей и ежегодные потери от плохих условий труда могут составлять единицы (до десятка) миллионов рублей.

Если руководителя предприятия удастся убедить в справедливости приведенных оценок, роль организации, специализирующейся на оценках условий труда может свестись к консультационным услугам. Эксперты этой организации, после проведения нужных исследований уровней вредных производственных факторов, могут дать заключение о том, что именно нужно сделать, чтобы свести к минимуму потери прибыли предприятия. Разумеется, Методики специальной оценки, выдуманной чиновниками Минтруда здесь недостаточно. Необходимо понимать – из чего складываются вредности на производстве, какие и как условия труда определяют уровни заболеваемости.

Возвращаясь к аналогии с обычной медициной, можно утверждать, что эксперт должен быть настоящим врачом, а не знахарем. Он должен сквозь внешние проявления болезни видеть ее причину, механизмы развития и владеть не заговорами, а настоящими эффективными методами лечения. Только тогда его труд будет востребован.

Пока что охраной труда (во всяком случае – на уровне госуправления) занимаются люди большой общей одаренности, но без какой-либо профессиональной подготовки. Проблемы решают на ходу, без проекта, на одной смекалке, быстрей, не отдавая себе отчета в их серьезности и цены решения. Вначале – грандиозность замысла, в конце – халтура исполнения.

Посмотрим – что получится на этот раз.

Продолжение следует, Г.Федорович.