Новости охраны труда


ФЗ «О специальной оценке условий труда». Минтруд определился.


03.06.2013

В самом конце прошлой недели на сайте Правительства РФ появился официальный Проект ФЗ «О специальной оценке условий труда», предназначенный для обсуждения заинтересованными организациями и общественностью. По сути это тот же вариант, который появился в Сети еще полгода назад. Вряд ли предстоящее обсуждение существенно изменит его структуру и содержание. В определенном смысле публикация этого Проекта кладет конец поре надежд и опасений, связанных с предстоящим в следующем году введением этого ФЗ в действие


Выложенный на сайте правительства Проект ФЗ известен уже около полугода и его содержание неоднократно обсуждалось специалистами на различных площадках в Сети. Вряд ли можно добавить к этому обсуждению что-то новое. Целесообразно, однако, оценить всю историю с новым ФЗ с точки зрения развития системы ОТ в стране.

Одна сторона медали: опасения

В среде специалистов по ОТ и АРМ существовали вполне обоснованные опасения относительно тех новаций, которые предполагались в новом ФЗ. Неоднократно отмечалось, что в основу специальной оценки условий труда будет положена концепция оценки и управления профессиональными рисками (ПР). В этом случае АО пришлось бы осваивать новые методики расчета как индивидуального ПР в зависимости от условий труда, стажа, возраста и состояния здоровья работника, так и интегрального показателя уровня ПР в организации.

Для этих расчетов необходимы как дополнительные данные по состоянию здоровья работника, чье рабочее место (РМ) подлежит обследованию, так и новые методы оценки ситуации на РМ: матрицы оценки рисков, ранжирование рисков травмирования с учетом защищенности работника средствами индивидуальной защиты. Далее, по результатам оценки индивидуальных рисков необходимо было бы рассчитывать интегральные показатели уровня ПР в организации. Дело здесь даже не в том, что АО столкнулись бы с совершенно новыми для них (и достаточно сложными для использования) методиками сбора и обработки данных. Вся эта система не прошла сколько-нибудь масштабной практической проверки. Чтобы на таком серьезном уровне провести оценку рабочего места от АО требуется научно-исследовательская работа, с изучением уровня факторов производственной среды, их комплексного влияния на организм работающего (оценка профзаболеваемости). Оценку тяжести и напряженности надо производить на основании физиологических подходов.

Механизм оценки травмобезопасности не способен в полной мере охватить все возможные риски травмирования работника от оборудования и от опасностей, определяемых состоянием производственной среды. Ни один работодатель не в состоянии оплатить такое исследование каждого рабочего места. Подробный анализ общей обстановки с необходимостью совмещения АРМ и оценки ПР, проведенный в одной из предыдущих заметок закончился выводом: «Будущий ФЗ «Об оценке условий труда» необходимо очень осторожно провести между Сциллой АРМ и Харибдой ПР. … Минтруд должен проявить … изящество мысли». Насколько это удалось Минтруду, можно судить по опубликованному Проекту, из которого все эти новомодные изыски относительно ПР просто исключены. Такое вот изящество мысли.

Другая сторона медали: стабильность (или «застой»?)

После этого новый ФЗ превращается в реинкарнацию Приказа МЗСР № 342н, действующего вот уже почти два года. Совпадают цели этих документов (за исключением «оценки профессионального риска», присутствующей в Приказе и отсутствующей в ФЗ), организационные принципы деятельности АО по оценке УТ, права и обязанности сторон и т.д. Небольшие отличия обусловлены, например, тем, что Приказ готовился в то время, когда еще сохранялись надежды на сотрудничество с НИИ МТ и Роспотребнадзором, поэтому в нем «Оценка соответствия условий труда гигиеническим нормативам проводится согласно критериям оценки и классификации условий труда» (см. п.17).

Считалось, что эти критерии и классификация вот-вот будут созданы и утверждены. У авторов нового ФЗ таких надежд не осталось. Они просто переписали (в статью 11. «Классификация условий труда») соответствующий раздел из Руководства Р.2.2.2006-05 и в статье 9 (п.7) без особых разъяснений указали: «По итогам проведения инструментальных и (или) лабораторных измерений и оценок факторов производственной среды и трудового процесса осуществляется классификация условий труда». Кем, как, по каким НПА – все это осталось столь же неопределенным, как и в Приказе № 342н. Скорее всего, будет действовать существующий порядок, хоть и с неясным правовым статусом, но привычный.

Единственно, что всерьез отличает ФЗ от Приказа, это введение Статьи 19 «Обязательное страхование гражданской ответственности аккредитованной организации». В этой статье приводится подробное описание порядка и объемов страхования, страховых случаев, прав выгодоприобретателей и пр. Этому вопросу авторы ФЗ уделили столь много внимания, очевидно, для того, чтобы скрыть отсутствие каких-либо указаний на то, как, кем, в каких объемах должна страховаться ответственность работодателей за последствия ненадлежащих условий труда на его предприятии. То, что неоднократно провозглашалось ранее как одна из целей нового ФЗ. Другая новация ФЗ – введение института экспертов (статья 17). Каждая АО обязана будет иметь в своем составе не менее 5 экспертов с, по крайней мере, трехлетним стажем работы в области АРМ. Это головная боль для руководителей АО и неплохой источник дохода для различного рода учебных центров, которые успеют оформить право на подготовку таких экспертов.

Третья сторона медали: конец надежд

Следует отдать должное А.Л.Сафонову – у него была Идея: положить в основу охраны труда понятие профессионального риска, замкнув его на страховые тарифы. Вывести безопасность и охрану труда на уровень западных стандартов, разговаривать с МОТ на одном с ними языке, стать полноценными членами ВОЗ. Именно для этого в сознание отечественных специалистов внедрялись идеи профессионального риска, методологии системного управления, менеджмент безопасности труда как часть бизнес процессов управления производством. Сама по себе эта идея находится в русле тенденций развития современной экономики: глобализации, разделении труда и стандартизации. Охрана труда, как часть производственной деятельности, также глобализуется, для сохранения конкурентных преимуществ она должна соответствовать международным стандартам. Такие стандарты по системам качества серии ISO 9000 были разработаны, приняты и широко внедрены в международную практику. Их использование показало высокую эффективность, а идеи управления качеством стали оказывать влияние на другие стороны производственной деятельности, вносящие весомый вклад в устойчивость бизнеса.

Тут появляются национальные особенности отечественной бизнес-практики. Среди родных осин все упоминания об "ответственных работодателях, которые заботятся об условиях труда" - это лишь красивая фигура речи. Здесь привычнее жесткость, однозначность и императивная тональность нормативных документов, исполнение которых, впрочем, дело необязательное. Однако, эффективное управление охраной труда невозможно без сознательного участия в этом управлении всех сторон – и работодателей и работников. Не исключено, что это обстоятельство, глубоко чуждое сознанию отечественных бизнесменов, оттолкнуло их от идей реформирования системы ОТ. Возможно, этим объясняется откровенная слабость замечаний ТПП по Проекту ФЗ. Например, предложение заменить термин «допустимые условия труда» на «безопасные условия труда». Или «Исключить проведение СОУТ для рабочих мест водителей транспортных средств». Чем уж так не угодили водители членам ТПП? Не все же они водят лимузины бизнес-начальства, работая в заведомо безопасных условиях труда.

Оставшись без поддержки бизнес-сообщества, идея А.Л.Сафонова вывести менеджмент охраны труда на международный уровень благополучно захирела. Никто из нынешнего руководства Минтруда подставляться за чужую идею не готов. Все возвращается на «круги своя». Позитив, однако, можно найти и здесь. В ситуацию внесена рутинная (привычная) определенность: «Ваши боги умерли. Расходитесь по домам. Всем спать!»

Продолжение следует, Г.Федорович.