Новости охраны труда


ФЗ «О специальной оценке условий труда». Что происходит?


08.04.2013

Всю прошедшую неделю продолжалось затишье в работе над проектом нового ФЗ. Главные действующие лица, которые должны были бы всемерно ускорять порядком отставшую от начального графика работу - Зам. министра С.Ф.Вильмяйкин и Директор департамента В.А.Корж – ездили на Урал, где инспектировали условия труда на местных предприятиях тяжелой промышленности и встречались с администрацией региона.


На первый взгляд, всю прошедшую неделю продолжалось затишье в работе над проектом нового ФЗ «О специальной оценке условий труда». Давно не работает Рабочая группа Минтруда, которая согласно План-графику разработки проекта ФЗ должна была на своих заседаниях до 29.03.2013 г. рассмотреть первую редакцию законопроекта, провести сбор, обобщение и учет предложений членов Рабочей группы, а 29.03.2013 г. разместить законопроект на официальном сайте Минтруда России в Интернете для публичного обсуждения и начать обобщать предложения по результатам публичного обсуждения. Ничего из этого не сделано.

Главные действующие лица этой истории – Зам. министра С.Ф.Вильмяйкин и Директор департамента В.А.Корж – уехали на Урал, где инспектировали условия труда на местных предприятиях тяжелой промышленности и встречались с администрацией региона.

На этом фоне всеобщего затишья  03.04.2013 г.  на заседании Правления Фонда социального страхования РФ вдруг выступил глава Минтруда М.А.Топилин с заявлением, что «министерство подготовило концепцию федерального закона о специальной оценке рабочих мест по условиям труда. В ближайшее время концепция будет обсуждена со специалистами – представителями профсоюзов и работодателей». Эта новость вызывает некоторое недоумение: дело в том, что документ под названием КОНЦЕПЦИЯ законопроекта «О специальной оценке условий труда» уже публиковался и даже неоднократно обсуждался. Что же тогда было опубликовано под видом не только концепции, но и проекта нового ФЗ?  Над чем работала до сих пор Рабочая группа специалистов - представителей профсоюзов и работодателей?

Вообще говоря, есть повод возгордиться:  о том, что и концепция и проект ФЗ -  никуда не годные документы, неоднократно говорилось в предыдущих заметках. Уж не руководствовался ли ими М.А.Топилин при подготовке своего заявления на заседании Правления Фонда социального страхования РФ?  Реально все прозаичнее: никчемность этих документов слишком очевидна для всякого, у кого хватит терпения прочесть их. Точность предсказаний просто означает, что у министерского руководства голова работает не хуже, чем у обычных людей и их решения можно и дальше анализировать, используя простой здравый смысл.

С Фондом социального страхования и, возможно, с приходом в него нового руководителя А.С.Кигима, связана еще одна неожиданность прошедшей недели. Был объявлен конкурс на право заключения государственного контракта на выполнение научно-исследовательской работы (НИР) по теме: «Разработка модели расчета и порядка установления страховых тарифов по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в соответствии с результатами специальной оценки условий труда». Целью НИР является: «Разработать модель расчета и порядок установления страховых тарифов в системе обязательного социального страхования профессиональных рисков».

Среди задач исследования:

  • «Обосновать предложения по выбору системы тарификации и уровней факторов тарификации при обязательном социальном страховании профессиональных рисков.
  • Разработать методику расчета страховых тарифов в системе обязательного социального страхования профессиональных рисков».

Первая мысль: «Ну, наконец-то!» Уже отмечалось, что без моделей страховой тарификации весь новый ФЗ бессмысленен. Именно определение ставок страховых тарифов и должно быть основным содержанием закона. Здесь, конечно, появляются совершенно неуместные вопросы: Что же сейчас лежит в основе действующей системы тарификации обязательного социального страхования?  Неужели она никак не обоснована, а существующие тарифы не рассчитаны по определенной (пусть устаревшей) методике?  Не взяты ли эти тарифы «с потолка»?

Эти вопросы – не пустое ерничанье. Дело в том, что обязательное социальное страхование как системное образование состоит из нескольких подсистем (относительно самостоятельных) в зависимости от видов обязательного социального страхования. Этих подсистем  не менее полудюжины:

  1.  пенсионное страхование по старости;
  2. то же по профессионально обусловленной инвалидности;
  3. страхование случаев временной нетрудоспособности;
  4. страхование материнства (отцовства) и детства;
  5. страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний;
  6. медицинское страхование;
  7. социальное страхование от безработицы.

Часть из этих подсистем не реализована, часть не связана непосредственно с профессиональными рисками, однако и тех, что реализованы и связаны – не один вид. Каждому виду обязательного социального страхования, свойствен свой набор страховых случаев. Для каждого страхового продукта следует разрабатывать свою тарификационную схему со своими базами данных и методиками расчетов. Уже методики расчета нетто-премии будут различны для разных подсистем, а показатели нагрузки, необходимые для расчета брутто-премии, могут различаться еще и от страховщика к страховщику.

Например, обязательное социальное страхование случаев временной нетрудоспособности относится к рисковым видам страхования. Здесь не используется принцип капитализации (накопления) и, следовательно, при расчете тарифа не используются методы финансовых исчислений. Однако, здесь необходим качественный статистический материал по объектам страхования и произошедшим страховым случаям за прошлый (так называемый расчетный или тарифный) период. Необходимо определить вероятностные характеристики страхового события:  математическое ожидание и среднее квадратическое отклонение величины страхового убытка (страховой выплаты) в страховых случаях.

Совершенно иначе работает подсистема пенсионного страхования по профессионально обусловленной инвалидности. С экономической точки зрения это долгосрочный инвестиционный процесс, на первом этапе которого осуществляются вложения (пенсионные взносы) и последовательное наращение вложенных сумм за счет инвестиций свободных денежных средств, на втором – получение отдачи от накоплений в виде периодических пенсий. Тарификационная система здесь – это несколько усложненная система пенсионного страхования по старости, которая, в свою очередь, является несколько усложненной системой страхования на дожитие. Соответственно, исходный статистический материал здесь – таблицы дожития, т.е. числовая модель процесса выбывания по трудовому стажу и возрасту из некоторой абстрактной совокупности людей. При расчете тарифа в полной мере используются методы финансовых исчислений (дисконтирова¬ние, начисление сложных процентов и т.д.). Существенной особенностью пенсионного страхования является то, что пенсия представляет собой страховой аннуитет. Существует несколько видов схем страховых выплат (сберегательные, страховые, смешанные), каждая из них требует своих методик расчета страховых тарифов.

Все изложенное свидетельствует, что не существует и не может существовать некоторая общая модель расчета страховых тарифов в системе обязательного социального страхования профессиональных рисков. Так же, как не существует одной характеристики профессионального риска, позволяющей рассчитать страховые тарифы для всех перечисленных выше подсистем системы обязательного социального страхования.  Это, впрочем, уже обсуждалось. Накопление исходного статистического материала – не вопрос отдельной НИР, а предмет многолетнего сбора специальным образом структурированной информации об условиях труда и здоровья работников. Ту НИР, которую собирается заказать ФСС, невозможно выполнить в установленный срок (130 дней) ни за какие деньги. Она не соответствует элементарным требованиям к разработкам в области актуарной науки.

Теперь стоит вернуться к вопросам, заданным выше о том, что сейчас лежит в основе действующей системы тарификации обязательного социального страхования и о степени ее обоснованности.  Понятно, что существующие тарифы социального и пенсионного страхования – произвольны. Тем не менее, как-то действуют и каким-то целям служат. Скорее всего, эта ситуация будет воспроизведена, но только под другим видом. Будут назначены новые надбавки, но только не за работу в определенных КУТ, а за работу с определенным Индексом профессионального риска (Ипр).

Например, если Ипр = 0,1 то надбавка к страховым взносам будет 2%, Ипр = 0,4 надбавка 4% , ну и так далее. И сам индекс Ипр и соответствующие надбавки произвольны, столь же мало обоснованны, как и ныне действующий порядок, однако итог будет привязан к специальной оценке условий труда, что и требуется в качестве результата  выполнения НИР. Непонятно, правда, зачем было «городить огород» с НИР, конкурсом и пр. Вполне можно сэкономить время и деньги, заставив любого клерка из Минтруда «слепить» соответствующий документ и подсунуть его на подпись министру.  Плохое решение – на поверхности, а хорошее все равно не получится.

Продолжение следует, Г.Федорович.